Особенности перевода библеизмов на русский язык по произведениям С.Моэма

Содержание

Введение
Глава 1 Библеизмы как особый тип фразеологизмов
1.1 Фразеологизмы как функциональные единицы языка и речи
1.2 Библеизмы как особый тип фразеологизмов
1.3 Топологический подход к изучению библеизмов и
устойчивых словосочетаний
1.4 Библеизмы как особый вид фразеологизмов с точки
зрения изучения инвариантности
Выводы по первой главе
Глава 2 Проблема адекватности перевода библейской
фразеологии в современных переводах Библии на английский язык
2.1 Основные этапы в истории перевода Библии на английский
язык
2.2 Основные этапы перевода Библии на русский язык
2.3 Топология изучения перевода библейских фразеологизмов
Выводы по второй главе 
Глава 3 Сопоставительный анализ библеизмов в произведениях
У.С.Моэма, перевод на русский язык.
3.1 Анализ фразеологизмов библейского происхождения в произведениях У.С.Моэма «66 коротких рассказов»
3.2 Межъязыковые различия фразеологических единиц на
примерах произведений У.С.Моэма
Выводы по третьей главе
Заключение
Библиография
Приложения

 

Введение
Настоящая работа посвящена исследованию английских фразеологических единиц библейского происхождения на основе произведений У.С.Моэма «66 коротких рассказов».
Библия долгие столетия является памятником искусства и основоположником христианской доктрины. Множество идиом, фраз и библейских эквивалентов постоянно заимствуются в отечественной и зарубежной литературе для создания колоритных образов и неподражаемой атмосферы. «Книга книг» является эталоном духовной поэзии, несет в себе сакральную мудрость, образность и символизм Библии дают большой простор для метафоризации языка и образования фразеологических единиц библейского происхождения, далее ФЕБП.
Библейские тексты в настоящее время употребляются не только для богослужений, они составляют неотъемлемую часть разговорного языка. Лаконичность форм и экспрессивная насыщенность фразеологизмов – вот, что побуждает читателей Библии многократно изучать и переосмысливать их вновь. Библия оказывала и оказывает влияние на языки европейских народов: сотни крылатых выражений, библейские словари, специфичность синтаксиса.
В течение длительного периода в Англии Библия была наиболее читаемой книгой, поэтому влияние переводов Библии и формирование идей и образов, а так же влияние на развитие английского языка трудно переоценить. Священное Писание не только формирует христианские ценности, нравственные идеалы и поведение людей, оно оказывает влияние на язык и стиль художественных произведений (лексический и фразеологический состав языка).
Фразеологический фонд английского языка является сложной системой, включающий в себя макросистемы, одной из таких подсистем являются ФЕБП с общим источником – Библией. Огромное количество работ, затрагивающих проблемы происхождения библеизмов, их классификаций и эквивалентов, анализа библеизмов с архаичными словами, свидетельствует об интересе исследователей и ученых в сфере библейской фразеологии.
Актуальность изучения данной фразеологической лексики обусловлена, прежде всего тем, что в последнее время возрос интерес к Библии, как в нашей стране, так и за рубежом (чтение, переводы, влияние этих переводов на фразеологию и лексикологию). В английском и русском языках многие ФЕБП имеют длительную историю употребления, многие фразеологизмы употребляются в художественной литературе, публицистике, исторических работах, а так же живой речи. Несмотря на интерес, проявляемый к изучению библейской фразеологии такими учеными и лингвистами как А.В.Кунин, О.С.Ахмановой, Э.М.Солодухо и др., системные особенности функционирования ФЕБП как отдельной подсистемы в составе художественной литературы английского языка на примере произведений У.С.Моэма «66 коротких историй» еще не выявлены и не изучены. Авторы большинства работ рассматривают фразеологизмы комплексно, перечисляя библейские признаки и классифицируя их по группам (пословицы, поговорки, афоризмы, архаизмы, метафоры и.т.д.)
Источником материала исследования послужили четыре словаря, два отечественных и два зарубежных: англо-русские фразеологические словари А.В.Кунина (1996) и М.Г.Загота (2004), английские словари Oxford Dictionary of English idioms (2008) и Longman Dictionary (2008).
К исследованиям привлекались выдержки и тексты из Библий: The Authorized Version или The King James Bible (канонический вариант английской Библии), а так же некоторые современные англоязычные переводы – The American Standard Version – ASV, The Revised Standard Version- RSV, The New International Version – NIV. Для более наглядного перевода использовались псалмы (тексты) Синодального перевода Библии и православные сайты.
Объектом исследования являются ФЕБП английского языка на примерах произведений «66 коротких рассказов» У.С.Моэма и русские аналоги, употребление их в контекстах разных переводов Библий. Метод отбора ФЕБП – сплошная выборка, в общей сложности было отобрано и проанализировано 50 фразеологизмов библейского происхождения.
ФЕБП данной работы можно разделить на три типа: 1) единицы, выступающие в качестве готовых ФЕ в тексте Библии, т.е. кальки; 2) единицы, появившиеся в результате переосмыслений, значений свободных словосочетаний Священного Писания; 3) аллюзивные выражения, не имеющие в первоисточнике данного лексического состава, но семантически связанные с библейскими текстами.
Предметом изучения дипломной работы являются вариантно-инвариантные особенности структуры, семантики и функционирования библеизмов как самостоятельной подсистемы языка, определение значимости и жизнедеятельности этой подсистемы.
Цель данной работы заключается в комплексном, системном изучении ФЕБП в языке и речи. Для достижения цели перечислим конкретные задачи:
1.определение типов ФЕБП;
2.анализ основных этапов и вариантов перевода Библии на английский и русский языки;
3.анализ топологии изучения библеизмов;
4. создание модели лингвосопоставительного анализа библеизмов;
5. анализ 50 ФЕБП по произведениям У.С.Моэма с точки зрения их денотативных, лексико-семантических, структурно-грамматических характеристик.
Основную методологическую базу исследования составляют методы вариантности/инвариантности и сплошной выборки, разработанные в области филологической топологии на базе работ О.С.Ахмановой и Л.В.Полубиченко. Для решения отдельных задач применяются общенаучные методы описания, систематизации и сравнительного анализа.
Научная новизна дипломной работы заключается в узконаправленном исследовании ФЕБП на примерах «66 коротких рассказов» У.С.Моэма, их анализа с точки зрения топологии, т.е. учения об инвариантности и варьировании.
Практическая значимость работы определяется возможностью использования материалов (ФЕБП и их анализа) в проведении практических занятий по фразеологии, лексикологии, стилистики современного английского языка, в теории и практике перевода.
В приложении приведен перечень 50 библеизмов с полной их лексической, контекстологической, фрагментной, плановой, семантико-стилистической характеристикой. В таблицах схематично представлены английские и русские переводы Библий.

 

 

 
Глава 1 Библеизмы как особый тип фразеологизмов
1.1 Фразеологизмы как функциональные единицы языка и речи

Фразеологизм – это связанное, устойчивое словосочетание, иногда даже целое предложение, как правило, обладает либо полностью, либо частично переносным значением. Основной особенностью фразеологизма, по мнению многих современных исследователей, является несоответствие плана содержания плану выражения, что определяет специфику фразеологизма, придает глубину и гибкость ее значения. Фразеологизм реализуются не только в формальных связях между планом выражения и планом содержания, но и в семантике. Наиболее убедительным доказательством богатых возможностей фразеологических единиц и особой сложности их для перевода – является то, что фразеологизмы охотно употребляются, преобразуются многими писателями, журналистами.
Под фразеологизмами или фразеологическими оборотами подразумевается устойчивые сочетания слов «аналогичные по своей воспроизводимости в качестве готовых и целостных единиц слова. Например, поставить на ноги, душой и телом, молоко на губах не обсохло и.т.д.» [Н.М. Шанский 1969, 2]. Далее ученый отмечает: «Отнесение тех или иных образований к фразеологическим явлениям или наоборот, выведение их за пределы фразеологических оборотов обуславливается не тем, коммуникативные эти единицы или номинативные, а тем, извлекаются ли они из памяти целиком, либо творятся в процессе общения». Таким образом, фразеологизм – это воспроизводимая единица языка, несущая семантический или лексический смысл, выполняющая функциональную роль в языке и речи.
Фразеологические единицы – это единицы, которые имеют вполне определенный и свойственный только им набор признаков:
1)готовые образования, известные и широко распространенные;
2)единицы, для которых характерны постоянство состава, структуры и семантики;
3)имеют два и более ударных компонента;
4)денотативное ядро такой единицы (часть выражения) узнаваема сама по себе.
Рассмотрим характерные черты устойчивости фразеологической единицы по А.В.Кунину [А.В.Кунин 1972, 6]:
1) инвариантность;
2) структурная семантика;
3) наличие тождественного значения;
4) лексическая устойчивость;
5) синтетическая устойчивость.
В концепции А.В.Кунина фразеологизм рассматривается так: «Фразеологическая единица – сочетание лексем с полностью или частичным переосмысленным значением, употребляемая языком и в языке» [А.В.Кунин 1972, 6].
Дословный перевод фразеологических единиц с одного языка на другой практически невозможен, так как выражение языка А не является стопроцентным эквивалентом в языке Б. Следовательно, переводчик может лишь воспользоваться фразеологической единицей с аналогичным содержанием и близкой, но не идентичной образностью.
Так как одна из главных задач переводчика заключается мак-симально полно передать содержание оригинала, и, как пра¬вило, фактическая общность содержания оригинала и перевода весьма значительна, необходимо дать определение эквивалентности. Эк-вивалентность – реальная смысловая близость текстов оригина¬ла и перевода, достигаемая переводчиком в процессе перевода, максимальная общность содер¬жания двух разноязычных текстов, допускаемая различиями языков, на которых созданы эти тексты. Следует различать потенциально достижимую эквивалент¬ность. Пределом переводческой эквивалентности является максималь¬но возможная (лингвистическая) степень сохранения содержа¬ния оригинала при переводе, но в каждом отдельном переводе смысловая близость к оригиналу в разной степени и разными способами приближается к максимальной.

1.2 Библеизмы как особый тип фразеологизмов

В начале XX века появилось первое определение «библеизм», как фразеологической единицы, восходящей к библейскому писанию. Термин «библеизм» в «Словаре лингвистических терминов» О.С.Ахмановой определяется следующим образом: «Библеизм – особое слово или выражение, вошедшее в общий язык. В русском языке – нести крест, от лукавого, строить на песке…» [О.С.Ахманова 1966, 116]. В широком смысле под библеизмом необходимо понимать единицу языка, обладающую значением, возникшую на базе текстов Библии или библейского сюжета. Принято выделять типы библеизмов:
1) лексический («Фарисей», «Валаам»);
2) фразеологический («Пути господни», «Муки ада»);
3) паремиологический («Может ли леопард скинуть свой пятна»).
Библейские истории всегда привлекали ученых, историков, языковедов, писателей, философов и социологов, так как «Книга книг» является богатейшим ресурсом европейской культуры. Как прописная истина, «священное слово Божие» Библия несет печать нерушимости, весь текст ее книг оценивается как «воплощение святости». С течением времени, благодаря различным переводам и составлениям новых версий Библии, употребления библейских цитат узусом, образовался особый тип фразеологизма – ФЕБП.
В России интерес к библеизмам усиливается в Советскую эпоху. Вследствие применения метода диалектического материализма уничтожается «неприкосновенность» библейского текста, он исследуется с художественной, научной точек зрения.
Культурный уровень нации растет, а вместе с ним растет и живой интерес к литературе и искусству, познанию библейских и мифических мотивов. Стоит отметить, что на популяризацию библеизмов как особого рода фразеологизмов повлияло следующее:
1) библейский источник является весьма популярным среди европейских народов, Библия – книга вероисповедания, ее сюжеты принимаются за чистую правду;
2) Библия хорошо известна всем классам и сословиям;
3) прямые цитаты, взятые из текста, появились в результате канонических библейских переводов;
4) так как Библия была создана не в одно время и не одним автором мы наблюдаем наличие библейских фразеологизмов в различных художественных жанрах – притчах, сказаниях, торжественных нравоучениях.
В связи с накопленным фразеологическим материалом возникает вопрос его дифференцирования и глубокого изучения. Многие ученые приводят примеры библейских фразеологизмов на материалах старославянского языка [М.М.Копыленко 1951, 52], работа Р.Н.Попова «Вопрос об архаичных элементах в языке» [Р.Н.Попов 1980, 81] и Э.М.Солодухо «О заимствованной фразеологии» [Э.М.Солодухо 1996].

1.3 Топологический подход к изучению библеизмов и устойчивых словосочетаний
Топология – это раздел математики, изучающий, в основном, свойства различных объектов, сохраняющиеся при их «деформациях», т.е. топология занимается вопросами непрерывности и инвариантности. В 50-е годы термин «топология» впервые появился на страницах работ Р.О.Якобсона, связанных с проблемами языкового варьирования и инвариантности [Р.О.Якобсон 1958; Jakobson 1971]. За прошедшие годы, оказалось, многие мысли ученого опередили свое время, и данная область исследования развилась в самостоятельное направление филологии, получившие название «филологической топологии».
В основе филологической топологии лежит понятие инварианта, которое заимствовал из математики Л.Ельмслев [Л.Ельмслев 1960, 318]. Принцип инвариантности в языкознании был сформулирован в курсе «общей лингвистики» Ф. де Соссюром [Ф.Соссюр 1977, 156, 158-159, 213-214].
«Филологическая топология – это наука о филологическом тождестве/различии, о филологическом инварианте и о методах его установления» [Л.В.Полубиченко 1991, 9], задачей которого является изучение соотношения генетически родственных и/или филологически сопоставимых текстов, выступающих в качестве вариантов, на основе которых происходит постепенное выделение главного, относительно постоянного, семиологически значимого – т.е. инварианта [О.С.Ахманова, Л.В.Полубиченко 1979; Л.В.Полубиченко 1991].
«Предметом топологии является то постоянное, устойчивое и относительно неизменное, что характеризует тот или иной объект, несмотря на наличие определенных переменных параметров, и обеспечивает его относительную тождественность самому себе на разных этапах развития во времени и пространстве. Только изменение основополагающих характеристик объекта, т.е. изменение топологии, ведет к превращению его в др. объект» [Л.В.Полубиченко 1988, 4].
За последние десятки лет топологические идеи стали весьма популярны при изучении различных аспектов языка [О.С.Ахманова, Л.В.Полубиченко 1979; Андросенко 1988; Lipski 1974; Thom 1970; Scur 1978], литературно-художественного творчества [Андросенко 1986; Жирмунский 1977; Полубиченко 1986], общефилологических вопросов [Щур 1968, 1971; Hammer 1967; Lipski 1975; Steiner 1975].
Рассмотрение понятие инварианта как абстракции высокого порядка, сознательное воссоздание этой абстракции на основе сопоставления десятка и сотен однородных объектов/явлений возможно лишь в результате планомерного использования методов филологической топологии; так как топология, проходя различные уровни исследований, доходит до уровня абстракции и прокладывает путь к пониманию того, что является важным и знакомым для читателя. Параметры, возникающие в уме носителя одного языка и культуры, в процессе их освоения и перевода на другой язык продолжают употребляться людьми в соответствующую историческую эпоху.
С топологической точки зрения, формированию нового инвариантного типа может способствовать появление в речи «далеких вариантов», которые, в случае удачного закрепления в культуре того или иного языка коллектива и в результате вхождения в узус начинают постепенно «расшатывать» уже существующий и сложившийся инвариант.
При сопоставлении и сравнении значительного числа вариантов той или иной единицы, бытующих в реальных контекстах произведений, включительно первоисточников, обязательно должны учитываться форма, содержание и функция единицы. В связи с вышеупомянутым, инвариант складывается из триединства структурного, семантического и функционального инвариантов, при этом определяющим для онтологии той или иной единицы может оказаться какой-то один аспект инварианта [Л.В.Полубиченко 1991].
Проблема инвариантности состоит в том, чтобы применительно к конкретному объекту филологической науки определить, что меняется и как, что непременно остается неизменным. Когда необходимо сопоставить оригинал с переводом неизбежно встает вопрос об инварианте всех вариантов.
Вариантно-инвариантный подход к явлениям языка вначале утвердился в фонологии, откуда был перенесен на изучение других уровней языка. Обычно понятие «вариант» и «инвариант» рассматриваются исследователями как «две стороны одного предмета», отношение общего и частного, абстрактного и конкретного. Инвариант – «абстрактное обозначение одной и той же сущности в отвлечении от ее конкретных модификаций – вариантов», в то время как вариант – это «разные проявления одной и той же сущности, например, видоизменение одной и той же единицы, которая при всех изменениях остается сама собой» [В.М.Солнцев, Языкознание 2000, 80-81].
Под «инвариант» должно понимать некую абстрактную единицу, мыслимо конструируемую путем извлечения общего из ряда относительно однородных предметов или явлений и отвлечения от индивидуальных несущественных для данного класса различий между ними [В.М.Солнцев 1977, 215]. Инвариантность – это всегда абстракция, в которой отображены общие свойства класса объектов, присущие этому классу в данный отрезок времени. Инвариант не существует как отдельная конкретная вещь в окружающем нас материальном мире.
Иными словами, под вариантами подразумевают конкретные объекты, составляющие группу/класс, по отношению к которым и только через их глубокое изучение может быть установлен и введен инвариант. Данные понятия взаимосвязаны и взаимообусловлены.
Конкретные объекты-варианты, по мнению В.М.Солнцева, хотя и являются проявлением «одной и той же» сущности, имеют отдельное существование и относительно самостоятельное взаимодействие с окружающей средой. Это является предпосылкой для создания свойств, которые «отлучают» их от вариантного ряда, в котором они существуют, превращают их в новые сущности [В.М.Солнцев 1984, 23-26]. Иными словами, филологическую топологию интересует вопросы, какие общие инвариантные знания необходимы читателю для прочтения и понимания литературы определенной нации и эпохи.
Проблемы инвариантности выходят на первый план и в современном изучении перевода и сопоставления библеизмов. Несмотря на то, что при изучении и сопоставлении библеизмов двух разных языков нередко обнаруживаются параллели/сходства: в плане литературных ситуаций и форм, стихотворных размеров, мотивов и сюжетов, проблемы понимания и перевода остается в силу исторических, культурных и временных различий.
Последовательное использование топологического подхода позволяет снять вопрос об отнесении к фразеологии различных видов фразеологических единиц (библеизмов, пословиц, поговорок, крылатых выражений, фольклорных фраз и т.д.), решающийся обычно на основе отдельных критериев (степень идиоматичности, структуры, частотности, происхождения, осознания связи с источником и пр.). Преимущество данного подхода заключается в следующем: благодаря сочетанию научного и абстрактного, топология видит весь процесс как постепенный переход с этического на эмический уровень, от речи к языку.
Устойчивые сочетания, в том числе библеизмы не только в художественных, но и в научных текстах – рассматриваются с точки зрения учения об инвариантах и вариантах, и основой исследования структурно-семантических особенностей и закономерности функционирования этих «вторичных» элементов [Андросенко 1988, Полубиченко 1991]. При этом для топологии не столько важно установление первоисточника той или иной фразы, как существенно определение инварианта цитаты в сознании конкретного общества путем абстрагирования от всего многообразия бытующих вариантов. «В часто используемых цитатах следует видеть не просто многократное повторение одного и того же, а систему вариантов, группирующихся вокруг некоторого ядра, но отличных один от другого» [Андросенко 1988, 46].
В научных текстах главной задачей является сообщение, достоверная информация из оригинала. Устойчивое выражение обладает завершенностью, графической образностью и ссылкой на источник. Для художественного текста использование библеизма – это «прием, рассчитанный на то, чтобы оказать на читателя определенное эстетическое воздействие, находящийся в прямой зависимости от художественных установок, цитирующего автора, отвечающий требованиям создаваемого им текста».
Исследуя вопрос о топологическом тождестве или различии текста первоисточника и последующих его вариантов необходимо определить конституирующие параметры (самое существенное, семиологически-релевантное) воспроизводимых фрагментов текста, из которых впоследствии формируется инвариант. Широкое содержание тех или иных высказываний в речи определяется постепенно складывающимся в сознании носителя языка триединством: формальной, содержательной и функциональной сторон инварианта устойчивого словосочетания.
Существует, однако, ряд условий, при соблюдении которых библеизм становится нерелевантным, так как он запоминается узусом и начинает жить собственной, независимой от первоисточника жизнью. Такими условиями являются: краткость высказывания, афоричтость, широкое смысловое распространение, фонетическая звучность и запоминаемость. В том случае, если библеизм (или авторская цитата) обладает всеми или большинством указанных выше признаков, он может стать идиомой. Постепенный переход ее с этического на эмический уровень с естественной утратой при этом ее природы (так как библеизм не является только единицей языка, а представляет собой речевое явление) и переходом в иное качество – в класс идиом. Это происходит постепенно, в то время как инвариант определенного часто цитируемого высказывания осваивается все более и более широко. Наиболее часто употребляемые библеизмы, утрачивают первоначальный контекст и превращаются собственно в идиомы, переходя в «золотой фонд» национальной фразеологии. Иначе говоря, превращение библеизма в устойчивое выражение способствует разрыву библеизма с источником, факта его обыгрывания в речевом употреблении и использования в контекстах.
Исследование библеизмов в художественной литературе с точки зрения топологического подхода и с использованием понятия инварианта способствует решению вопроса о разграничении библеизма и идиомы. Немалое значение для топологии имеет понятие «устойчивость» – как самой идеи инвариантности, при которой, несмотря на последовательное изменение системы в целом, некоторые ее свойства – инварианты сохраняют неизменными.
Определение понятия «устойчивость», данное А.В.Куниным, также базируется на понятии инвариантности. «Устойчивость фразеологической единицы – это ее инвариантность на различных уровнях языковой структуры» [А.В.Кунин 1967, 1247]. «Фразеологическая устойчивость – это объем инвариантности, свойственный различным аспектам фразеологических единиц, обуславливающий их воспроизводимость в готовом виде» [А.В.Кунин 1967, 1250].
Основой фразеологической теории А.В.Кунина является именно понятие устойчивости фразеологической единицы. Устойчивость, по мнению ученого – это явление, состоящее из четырех показателей, которые в сумме образуют минимальный фразеологический инвариант. В.И.Свидерский предполагает в качестве характеристики меры к минимальному фразеологическому инварианту следующее: «качество как единство элементов и структуры допускает определенные изменения входящих в него элементов без изменения всей структуры. Подобные изменения в рамках данного качества носят название количественных изменений. Возможно, границы такого изменения элементов в рамках данной структуры определяются мерой; за пределами меры вместе с изменением всех элементов в целом и даже отдельных элементов наступает изменение самой структуры, происходит скачек от одного качественного состояния к другому, новому качественному состоянию» [В.И.Свидерский 1962, 61].

1.4 Библеизмы как особый вид фразеологизмов с точки зрения изучения инвариантности
Филологическая топология позволяет подойти к изучению фразеологии вообще и библеизмов в частности с принципиально новой позиции. Данный уровень позволяет высоко обобщить весь материал, который был сделан предшественниками по изучению структуры, значения, переосмысления, переразложения примеров английских и русских библейских фразеологизмов, выявить закономерности функционирования и развития этих единиц.
Топологический инвариант, является элементом системы языка, дает представление о том относительно неизменном, постоянном и устойчивом во времени и пространстве, что характеризует тот или другой библеизм, независимо от наличия определенных переменных параметров. Понятие инварианта и варианта позволяют определить определенную форму представления фразеологизмов в словарях понять закономерности их функционирования в речи.
Л.В.Полубиченко и Е.В.Кузнецова [Л.В.Полубиченко, Е.В.Кузнецова 1987] подошли к изучению единиц библейского происхождения в речи с топологической точки зрения. Исследование показало, что библеизмы могут выступать как форме прямых цитат из Библии, так и расширивших свой первоначальный смысл фразеологических единиц. Данные цитаты обладают глубоким смыслом, образностью и понятны широкому кругу читателей без обращения к первоисточнику. В результате частого употребления в устной и письменной речи на первый план выносятся слова-концепты, воплощающие в себе гномическое содержание выражения, присутствующие в любом контексте его употребления. Переход гномических цитат в класс идиом происходит при ряде соблюдения условий, перечисленных выше.
Определяющим в гномических цитатах является содержание, а не форма или функциональная база. Свойственная гномическим выражениям обобщенность и универсальность смысла, с непременным сохранением ими качества устойчивости, позволяют рассматривать эти выражения в рамках фразеологии.
Данные исследования показали, что слова концепты, воплощающие в себя инвариантные значения разных идиом, которые сформировались на основе отличных друг от друга цитат, нередко совпадают и переплетаются во всевозможных выражениях. В качестве примера приведем две библейские идиомы: ‘bone of one’s bone, flesh of one’s flesh’- «плоть от плоти» или «нечто близкое, родное», вторая книга Бытия [Genesis, 2:22-24], в основе которых инвариантно присутствует понятие «плоть». При этом отмечается, что части текста, послужившие основой для формирования идиом, приводятся отдельно в словарях и цитируются в разных ситуациях.
Многие авторы уделяют пристальное внимание библейским аллюзиям как одному из компонентов филологического вертикального компонента. В работе Л.В.Полубиченко «Филологическая топология в английской классической поэзии» [Л.В.Полубиченко 1988] автор отмечает, что удельный вес и значимость библеизмов существенно возросли в английской литературе с XVIII века после того, как сократилось количество мифологических аллюзий.
Анализ произведений английской литературы XVIII и IXX веков показал, что авторы уже избегают пересказов библейских тем, а используют библейские аллюзии для создания комического эффекта главным образом в сатирических произведениях.
М.Э.Конурбаев в работе «Библия короля Якова в лингвопоэтическом освещении» [М.Э.Конурбаев 1988] пришел к выводу, что библеизмы – это не универсальное понятие, которое во всех языках непременно имеет эквивалент. Понятие, которое зарегистрировано как библейское в английском языке, может оказаться совершенно немаркированным в другом языке, в связи с чем, библеизмы рассматриваются ученым как определенная языковая форма данного конкретного языка, которая в силу своеобразия употребления приобрела стилистический оттенок, определенное звучание, тембр.

Выводы по первой главе
1. Вопрос о причислении того или иного выражения к библеизму решается исследователями исходя из широкого или узкого понимания ими фразеологии в целом. В настоящей работе мы придерживаемся узкой точки зрения на объем фразеологии, считая предметом нашего исследования сопоставление английских и русских библеизмов (словосочетания, обладающие переосмысленным значением, центрально предикативные выражения, значение которых переосмыслено частично) по произведениям У.С.Моэма. По этой причине остальные языковые единицы (пословицы, поговорки) не вошли в объем фразеологических единиц.
2. Библейская фразеология, широко представленная во многих европейских языках и составляющая часть интернационального фразеологического фонда, в последние годы не редко является предметом отдельного лингвистического изучения и лексикографического описания в трудах отечественных и зарубежных исследователей. Библейские фразеологизмы изучаются с точки зрения их лексикографической разработки в словарях современного английского языка, соотношения фразеологических библеизмов с их прототипами, вариантности ФЕБП и изменения эмоциональной окрашенности, а так же образования и употребления в английской художественной литературе. Уделяется внимание национально-культурной специфике ФЕ, возникших под влиянием христианской культуры в английском и немецких языках, теории фразеологического сближения, этимологии, влиянию библеизмов на современный русский язык.
3. Библеизмы представляющие собой фразеологизмы в широком смысле не однородны по характеру связи с библейским источником, в результате чего можно выделить три типа ФЕБП: 1) единицы, выступающие в качестве готовых ФЕ в тексте Библии, т.е. кальки; 2) единицы, появившиеся в результате переосмыслений, значений свободных словосочетаний Священного Писания; 3) аллюзивные выражения, не имеющие в первоисточнике данного лексического состава, но семантически связанные с библейскими текстами. Библеизмы могут быть мотивированными и немотивированными, в зависимости от объема фоновых знаний, которыми обладает индивид (переводчик).
4. Исследуемые ФЕБП в данной работе определяются нами как устойчивые языковые единицы, возникшие на базе текста Библии (через прямую цитату) или библейского сюжета (через аллюзию), регулярно воспроизводимые в речи, состоящие не менее чем одной и более раздельнооформленных элементов. В работе не рассматриваются отдельные слова библейского происхождения (т.е. те, которые не оформились как инвариант в сознании носителя языка).
5. Существуют различные подходы к изучению ФЕБП, основным и опорным методом – является топологический метод. В дипломной работе данный метод предполагает не просто сопоставление библеизмов двух языков, а выявление инварианта на основе изучения реально бытующих в речи вариантов.
6. Преимущество топологического подхода заключается в том, что благодаря научному сопоставлению конкретного с абстрактным, топология видит весь процесс бытования библеизмов как постепенный переход с этического на эмический уровень, от речи к языку, и не столь существенно, на каком именно этапе этого процесса индивид (переводчик) находит каждое отдельное выражение в тот или иной момент времени.
7. При сопоставлении и изучении значительного числа вариантов той или иной единицы, бытующей в реальных контекстах ее воспроизведения, включительно и первоисточник, обязательно учитывается форма, содержание и функция данной единицы, т.к. ее инвариант складывается из структурного, семантического и функционального триединства.

 

 

 

 

Глава 2. Проблема сохранения библеизмов при переводе
2.1 Основные этапы в истории перевода Библии на английский язык

Начиная с VII века в Британии единственной Библией была латинская Вульгата, латинским языком владели монахи, высшее духовенство, монархи и знать, поэтому возникла необходимость перевода Сященного Писания на английский язык. Первые попытки были сделаны аббатом Мальмсберийского монастыря в VII и VIII вв., именно ему принадлежит перевод на английский язык Псалтири. Далее Беда Достопочтенный перевел молитву «Отче наш» (The Lord’s Prayer) и часть Евангелия от Иоанна (The Gospel according to John). Далее Король Альфред перевел десять заповедей и ряд других библейских текстов. Около 990 г. английский монах-бенедиктинец Эльфрик перевел несколько книг Ветхого Завета, в том числе все Пятикнижие, книги Иисуса Навина, судей, Царств и несколько книг из ветхозаветных апокрифов [The Oxford Companion to English Literature, 1967]. После Эльфрика переводы Библии на английский язык в течение долгого времени не осуществлялись, в связи с приходом и укоренением норманнских завоевателей, изменивших культурную и политическую жизнь всей страны.
В средневековый период было создано поэтическое произведение «Ормулум», выполненное монархом Орлом (Ormulum) около 1200г. (переложение Евангелий и Деяний Апостолов в ритмичные отрывки, которое потреблялось в ходе мессы в сочетании с проповедями). Примерно в 1350г. появилось три перевода Псалтыри: анонимный стихотворный перевод, перевод Уильяма из Шорхама (William from Shorham’s Psalms), перевод с комментариями отшельника и мистика Ричарда Ролла (Richard Roll’s Psalms).
Только к концу XIV, примерно 1384г. появился первый полный перевод Библии – Библия Уиклифа (Wycliffe’s Bible), под редакцией знаменитого теолога того времени Джона Уиклифа (1330-1384 гг.). Автор оставил без изменения латинский порядок слов, совершенно английскому языку не свойственный, в связи с чем, английских идиоматических выражений Библия не содержала, это был подстрочник.
Характерной чертой переводов раннего и средневекового английского периодов является их зависимость от Вульгаты, получившей широкое распространение на территории Британских островов в период с VII по XIV вв. Ранние переводы являются строительным материалом английского библейского текста, библейские устойчивые английские выражения еще не сформировались.
Протестанты в эпоху Реформации создают большое количество переводов, они отказываются от первоисточника – Вульгаты, так как при сопоставлении ее с древними текстами греческих и еврейских рукописей обнаруживаются неточности. Кроме того, переводчики-реформаторы, порвавшие с Римско-каталической церковью, не желали иметь дело с переводами латинской Библии. Первым переводом протестантской Библии стал перевод гениального филолога, Уильяма Тиндейла (William Tyndale) примерно в 1525г. «Перевод Тиндейла все еще берут за основу при построении фраз, в лексике, ритме и даже музыкальности. Библия короля Якова на 90% представляет собой Библию Тиндейла» [Bruce 1979, 44]. Тиндейл тонко чувствовал семантические оттенки лексики английского языка и внес неоценимый вклад в развитие «потенциала»; хотя его перевод не понравился церковным властям и королю Генриху VIII, в связи сугубо протестантским тоном библейского писания.
В 1537г. Генриха VIII, наконец, склоняют церковные власти, дать одобрение на создание «правильного» или «политически корректного» перевода, известного как Библия Мэттью (Matthew’s Bible), хотя настоящими редакторами были, по всей видимости, сотрудники Тиндейла – Джон Роджерс (Jihn Rogers) и Ковердейл (Myles Coverdale). Основу текста составляли переводы Тиндейла и Ковердейла с добавлением множества вероучительных примечаний, а псевдоним требовался для того, чтобы избежать скандала, в связи с фактическим переизданием труда, казненного за ересь Тиндейла. В 1539г. выходит «новый перевод» под название Великая Библия (The Great Bible), ее редактором был Ковердейл, но чаще ее называют Библией Кранмера, архиепископа английского, так как этот вариант Библии, по сути переработка Библии Мэттью, предваряет предисловие высшего духовного лица страны того времени.
В 1560г. в свет выходит полное издание Библии, Женевская Библия (The Ceneva Bible), она была компактных размеров и содержала карты библейской истории, краткое изложение христианского вероучения, глоссарий, ноты к псалмам. Именно Женевский перевод считался самым научным переводом того времени, а благодаря емкости и компактности издание сразу получило большое распространение среди верующих.
В 1604г. президент Колледжа Корпус-Кристи в Оксфорде Джон Рейнолдс (John Reynolds) предложил королю Якову I создать новый авторитетный перевод. Король Яков I одобрил идею и назначил штат переводчиков в количестве 54 человек. Переводчики были разбиты на четыре группы и работали над разными частями Библии, так же в комитет входили 12 контролеров-редакторов. В 1611г. выходит в свет Библия короля Якова I (King James Bible –KJV). «В филологических кругах общепринято считать, что известная в Англии Авторизованная Версия, стала величайшим памятником английской прозы, благодаря своему изящному стилю, волшебному языку и поэтическим ритмам» [Comfort 1991, 48-49]. Филологи и богословы настолько удачно справиться с поставленной задачей, что Библия Якова I и по сей день является величайшим английским произведением.
Период, начавшейся публикацией Нового Завета Тиндейла в 1525г. и заканчивающийся Библией Короля Якова I в 1611г., можно охарактеризовать как век противостояния католического и протестантского перевода Библии.
В XVIII веке Кембриджский и Оксфордский университеты выделили редакторов (Париса из Кембриджа и Блейни из Оксфорда), дабы исправить вкрадшиеся ошибки, опечатки и искажения в редакции Библии короля Якова.
К первому изданию Исправленного перевода в США были приложены материалы американских специалистов, работавших совместно с английскими редакторами. В 1901г. эти работы были включены в текст издания, которое получило название Американского Стандартного перевода (The American Standard Version – ASV). Исправленный перевод и Американский Стандартный перевод легли в основу Исправленного Стандартного перевода (The Revised Standard Version- RSV), подготовленного при поддержке Международного совета по религиозному обучению. В 1971г. в свет выходит редакция АСБ – Новая Американская Стандартная Библия (The New American Standard Bible – NASB), она зарекомендовала себя в качестве хорошего варианта Библии, которая точно следует оригинальным текстам Священного Писания, но в настоящее время не является широко читаемой.
Во второй половине XX века 1966г. появляется католический перевод на английский язык, получивший название Иерусалимская Библия (The Jerusalem Bible – JB). В задачу авторов входило сохранение возвышенного стиля сакрального текста при одновременном использовании оборотов современной речи; в Библию входит Апокрифические и Второканонические книги, содержащие большое количество исследовательских комментариев, обширные примечания к абзацам и карты. В результате появился независимый перевод для современного читателя, Библия получила широкое признание христианского мира.
В 1978г. появился перевод независимый от великих традиций английских Библий – Новая Международная Версия (The New International Version – NIV). Данное издание по тиражу превзошло Библию Якова I, которая на протяжении долгих столетий являлась и остается ярким бестселлером.
Подытоживая, можно отметить что, создатели переводов Библии KJV, RSV, ASV, NASV постарались сохранить многовековые филологические традиции, в данных переводах соблюдается «бережное сохранение» английской культуры текста и сверки новых данных. Тесты Библий JB, NIV являются так называемыми «переходными» вариантами перевода, в них на всех уровнях языка бессистемно представлены изменения конструктирующих параметров канонического текста [Форостенко 2003, 30-32]. Схематично история английского перевода Библии представлена в приложении 1.

2.2 Основные этапы в истории перевода Библии на русский язык

«Начало отечественной библейской традиции восходит к славянскому переводу Священного Писания, выполненному братьями Кириллом и Мефодием во второй половине IX века в связи с их миссионерской и просветительской деятельностью в западных славянских землях. Славянская Библия стала первой национальной Библией на Руси, почти 900 лет оставалась единственной, по настоящее время продолжает находиться в исключительном литургическом употреблении в Русской Православной Церкви. Ее история насчитывает несколько основных изданий, в целом определивших и сформировавших ее облик. «К истории отечественной Библии» [Б.А.Тихомиров, 2006].
Хронология изданий: Геннадиевская Библия – 1499 г., Острожская – 1580 – 1581гг., Московская – 1663г., наконец, Елизаветинская – 1751г., очевидно, демонстрирует их последовательную преемственность, не оставившую ни один век российской истории, начиная с XV, без своей «библейской занятости». Она же подводит к следующей точке отсчета – работе над русской Библией. Действительно, практически весь XIX век прошел для церковной и общественной жизни России под знаком перевода Библии на русский язык. Можно определенно сказать, что в этом переводе нашли выражение важнейшие религиозные ожидания и чаяния столетия. Основные этапы переводческой работы четко датируются: 1816 – 1826 гг. – перевод под эгидой Российского Библейского общества как первое официальное начинание; 1826 – 1856 гг. – период запрета и частные переводы, среди которых нужно отметить, прежде всего, труды Г.П.Павского и архимандрита Макария (Глухарева); 1856 – 1876 гг. – завершение работы и издание Синодального перевода».
В 1994 году в первом номере альманах «Мир Библии» в статье М.Г.Селезнева «Альтернативы Синодальному переводу?» был опубликован перечень и краткая характеристика восьми современных переводов на русский язык Нового Завета и пяти переводов различных частей Ветхого Завета.
Кроме того, к настоящему времени опубликованы:
«Новый завет в переводе К.П.Победоносцева» [Российское Библейское Общество 2000, 632], «Новый Завет в современном русском переводе» [ред. М.П.Кулаков, Институт перевода Библии в Заокском 2000, 486],
«Радостная Весть: Новый Завет в переводе с древнегреческого» [ред. В.Н.Кузнецовой, Российское Библейское Общество, 2001, 432].
Российское Библейское Общество завершает перевод на современный русский язык и книг Ветхого Завета. Многие из этих переводов, уже опубликованные в виде отдельных изданий, встретили весьма благожелательную реакцию среди христиан России.
Существуют и другие переводы Библии на современный русский язык, некоторые из них были очень неоднозначно оценены специалистами и верующими. Это относится к переводу Библии под названием «Священное Писание», выполненному Свидетелями Иеговы, и к переводу Нового Завета, изданному служением «Живой поток», руководимому Уитнессом Ли.
Крепнет убеждение, что продолжение использования «библейского русского» в переводах приводит к коммуникативной неудаче: на современного читателя оно не производит лингвистического воздействия. Переводчики пытаются прагматично донести смысл с одной стороны и изменяют форму библейского текста, исходя из чуждых оригиналу современных представлений, но с другой стороны, употребление разговорного языка при переводе дает ее текстам ясность и доходчивость, отдаляя читателей от глубины подлинника. Схематично история английского перевода Библии представлена в Приложении 2.

2.3 Топология изучения перевода библейских фразеологизмов
В данном разделе рассматривается вопросы: пытаются ли современные переводчики Библий сохранить ФЕБП и входящие в них слова-концепты, присущие каноническому тексту KJV и Синодальному переводу, каким образом им удается сохранить идиоматические выражения в настоящее время. Рассмотрим примеры изменений на лексическом и синтаксическом уровнях в различных переводах Библий.
1. А voice (crying out) in the wilderness [Isaiah 40;3, Matthew 3:3] – «preaching a cause, uttering а warning, advising reform, etc in vain and ignored by the public»; «used about someone who has an idea or gives warning that most people do not agree with or pay any attention to».
рус. – «глас вопиющий в пустыне».
KJV – The voice of him that crieth in the wilderness, Prepare the way of the Lord, make straight in the desert a highway for our God [Isaiah 40:3].
NRSV –A voice cries out: «In the wilderness prepare the way of the Lord, make straight in the desert a highway for our God ».
NASB – A voice is calling, «Clear the way for the Lord in the wilderness; Make smooth in the desert a highway for our God».
NJB – Listen! I hear the voice of someone shouting, «Make a highway for the Lord through the wilderness. Make a straight, smooth road through the desert for our God».
NIV – A voice of one calling: «In the desert prepare the way for the Lord; make straight in the wilderness a highway for our God».
NCV – This is the voice of one who calls out: «Prepare in the desert the way for the Lord. Make a straight road in the dry lands for our God».
Как видно из примеров, идиоматическая единица to cry подвергается замене синонимичным словом to shout и to call. Замена не является значительной, ибо концептом данного библеизма является слова voice и wilderness; в результате замены wildness на desert и разъединения концептуального значимых слов, идиома не опознается ни в одном из указанных трех современных переводов.
2. Break bread with smb. [Acts 20:2] – «(old fashioned) to show that you are friendly with a person or group by eating a meal with them».
рус. – «преломить хлеб с кем-то, разделить трапезу, пользовать чьим-либо гостеприимством, быть гостем кому-либо».
KJV – [NASB, NRSV, NIV, NCV] – And upon the first day of the week, when the disciples came together to break bread, Paul preached unto… [Acts 20:2].
NJB – On the first day of the week, we met for the breaking of bread. Paul was due to leave the next day, and he preached…
GNB – On Saturday evening we gathered together for the fellowship meal. Paul spoke to the people…
NLT – On the first day of the week, we gathered to observe the Lord’s Supper. Paul was preaching…
daily bread [Matthew 6:9, 11] – «the food one needs and gets each day; one’s means of subsistence generally».
рус. – «хлеб насущный».
KJV [NASB, NRSV, NIV,NCV] – Give us this day our daily bread [Matthew 6:9].
GNB – Give us today the food we need.
NLT – Give us our food for today.
NCV – Give us the food we need for each day.
Слов bread встречается на страницах Авторизованной Версии 99 раз – это весьма распространенное слово-концепт. Однако, как видно из приведенных примеров, концепт bread не всегда сохраняется в новых переводах, оно заменяется на слова meal, supper, food. Замена слова явно не связана с опасениями авторов, что текст может быть не понят или слово устарело, скорее всего, переводчики ведут борьбу с образностью.
Из указанных примеров видно, что современные переводчики с одной стороны, стараются сохранить сакральное повествование библейской идиоматики, а с другой стороны, для облегчения восприятия современного читателя слова-концепты заменяются нейтральными синонимами. Отсутствие следования одному плану перевода объясняется тем, что переводы выполняются коллективно, каждый автор выполняет перевод той или иной книги, отдельных стихов, так что от филологического вкуса, внелингвистический знаний переводчика зависит сохранение или искоренение ФЕБП.
Со временем более 90% значения слов расширяются и порой вырастают до абстракции, в результате слово выражает целый концепт. И наоборот, ситуации, когда замены слов-концептов английской ФЕБП делает высказывание обоснованным и доступным, но лишает произведение уникальности и многообразия. Рассмотрим примеры употребления фраз в первоисточниках и фразы, которыми они были заменены. Отметим, что в первом примере в современном переводе ФЕ узнать еще возможно, а во втором примере уже нет.
1. Fare and brimstone [Genesis 19:24, Revelation 19:20].
рус. – «адские муки (огонь и сера)».
KJV [NASB, NJB] – Then the Lord rained upon Sodom and upon Gomorrah brimstone and fire from the Lord out of heaven [Genesis 19:24].
NRSV – Then the Lord rained on Sodom and Gomorrah sulphur and fire from the Lord out of heaven.
NIV – Then the lord rained down burning sulphur on Sodom and Gomorrah.
Для усиления воздействия на читателя переводчики NSV переводят слово rain не глаголом, а существительным, создавая оксюморон. Добавление переводчиками NLT к существительному fire словосочетания burning sulphur, так же содержащее тему «горение», можно считать компенсационной заменой, признанной заместить стилистические потери.
NSV – The Lord sent a rain of burning sulphur down from the sky on Sodom and Gomorrah.
NLT – The Lord rained down fire and burning sulphur from the heavens on Sodom and Gomorrah.
2. A thorn in smb.s flesh (side) [2 Corinthians 12:7].
рус. – «источник постоянного беспокойства, бельмо на глазу».
KJV [NASB, NRSV, NIV,NCV] – And lets I should be exalted above measure through the abundance of the revelations, there was given to me a thorn in the flesh, the messenger of Satan to buffet me, lets I should be exalted above measure [2 Corinthians 12:7].
GNB – But to keep me frombeing puffed up with pride because of the many wonderful things I saw, I was given a painful physical ailment, which acts as Satan’s messenger to beat me and keep me from being proud.
NCV –So that I would not become too proud of the wonderful things that were shown to me, a painful physical problem was given me. This problem was a messenger from Satan, sent to beat me and keep me from being too proud.
Попытка авторов современных переводов «прояснить темные места», используя энциклопедические толкования, не всегда имеют успех, иногда данные переводы вызывают недопонимание и улыбку.
An eye for eye and a tooth for a tooth [Exodus 21:24].
рус. – «око за око, зуб за зуб».
KJV – Еye for eye, tooth for tooth, hand for hand, foot for foot [Exodus 21:24].
NLT – If an eye is injured, injure the eye of the person who did it. If a tooth gets knocked out, knock out the tooth of the person who did it. Similarly, the payment must be hand for hand, foot for foot.
Выводы по второй главе
1. Появление новых переводов Библии свидетельствует о желании общества сохранить культурно-религиозную преемственность поколений и о существовании в нем интереса к информации, заложенной в данном тексте, владение которой говорит о культурной грамотности читателя.
2. Канонический англоязычный вариант перевода Библии является – Библия Короля Якова. Русский канонический перевод – Синодальный перевод, состоящий из 66 книг Старого и Нового Завета (Приложение 1,2). Распространение многочисленных «разъясняющих» современных переводов Библии свидетельствует об изменениях, происходящих в обществе вообще и в языке в частности. Новые переводы создаются для определенных классов общества, т.е. на лицо своего рода «цепная реакция», при которой трансформации в обществе ведут за собой трансформации в языке.
3. Новые переводы, порывающие с текстами канонических версий и искореняющие библейскую идиоматику, характеризуются языковой бедностью и скучностью; текст сводится к «скудному пересказу». В связи с вышесказанным, нередко переводчики перестают быть хранителями знаний и связующим звеном, а все чаще превращаются в разрушителей традиций, исказителей смысла.
4. Результаты исследования доказали, что слова-денотаты – наиболее яркие и запоминающиеся компоненты, несущие в себе инвариантное значение всего библейского высказывания подвергаются в современных переводах замене на нейтральные синонимы. При данном подходе на свет получаются лишенные семантической образности фразы, что ведет к упадку полифонии и синкретизма, «тускнеет» стиль устойчивых оборотов, теряется образность и глубина сакрального текста.
5. Фиксируются случаи, когда авторы заменяют значения компонентов в ФЕПБ, используя синонимичные понятия, в случаях, когда исходный компонент вызывает у носителя языка трудность понимания, подобная замена является мотивированной с точки зрения прояснения смысла, но отдаляет читателя от оригинала.
6. Авторы «экстремальных» переводов Библии вводят в текст вместо ФЕПБ их развернутые, почти энциклопедические определения, что выглядит чересчур громоздко. Так переводчики пытаются решить проблему двусмысленности, теряя эстетическое достоинство. Устаревшие слова, входящие в состав устойчивых библейских оборотов и воплощающие в себе возвышенный стиль текста, искореняются ФЕПБ, являющиеся полноправными единицами современной речи и несущие на себе печать особой глубины, образности утрачиваются, что в свою очередь ведет к падению общего культурного уровня аудитории. В настоящее время, целый пласт фразеологии, таящий в себе богатейшие знания, связанные с многовековой культурной традицией, окончательно превращается в «книгу за семью печатями».
7. Библейские ФЕ имеют тенденцию сохраняться в «лояльных» переводах. Исключение составляют входящие в состав ФЕПБ морфологические архаизмы, которые вне зависимости от общей стратегии переводчиков и типа перевода, в подавляющем числе случаев заменяются современными формами.

 

 

 

 

Глава 3 Сопоставительный анализ библеизмов в произведениях У.С.Моэма, перевод на русский язык
3.1 Анализ фразеологизмов библейского происхождения в произведениях У.С.Моэма

Исследуя ФЕБП в работах У.С.Моэма, необходимо отметить, что автор часто обращается к употреблению цитат и инвариантов Священного Писания. Приведем несколько примеров ФЕБП.
1. ФЕ-оригинал – turn to Good and good works. ФЕ – перевод – «стать праведником», «обратиться к Господу Богу и благим делам». Фрагмент рассказа «Божий суд» У.С.Моэма, где автор употребляет ФЕ:
Ruth had loved too passionately ever to love again and with a stony heart she turned to God and good works.
Рут любила слишком страстно, чтобы полюбить снова, и потому она, с окаменевшим сердцем, обратилась к Господу и добрым делам.
2. ФЕ-оригинал – Caesar the things which be Caesar’s, and unto God the things which be God’s. ФЕ – перевод – «каждому свое», «Кесарю кесарево, а Богу Богово». Фрагмент рассказа «Церковный служитель» У.С.Моэма, где используется цитата:
…and he quoted bible, ‘And he said unto them, Render therefore unto Caesar the things which be Caesar’s, and unto God the things which be God’s’.
Он процитировал библейское выражение: «Кесарю кесарево, а Богу Богово».
3.ФЕ-оригинал –come as a penance. ФЕ – перевод – «сознавать вину или ошибку», «каяться в грехах». Фрагмент рассказа «Источник вдохновения» У.С.Моэма, где автор употребляет ФЕ:
‘You must make the most of him, he only comes here as a penance. When he comes to the door he always asks: Is there Divine Service today? So amusing, isn’t he?’
Имейте в виду, он приходит сюда только каяться в грехах. Когда ему отворяют дверь, он всегда спрашивает: “Богослужение сегодня состоится?” Вот шутник, правда?
4. ФЕ-оригинал – to break bread. ФЕ – перевод – «разделить деяния и помыслы Господни», «сотрапезничать». Фрагмент рассказа «Источник вдохновения» У.С.Моэма, где автор употребляет ФЕ:
‘If people do me the honor to break bread with me,’ she said, ‘it is only fair that I should give them as good food as they can get at home.’
«Если люди оказывают мне честь, преломляя со мною хлеб (сотрапезничать)», – говорила она, – «я просто обязана кормить их не хуже, чем они могли бы поесть у себя дома».
Каждый ФЕБП содержит культурную коннотацию и вносит свой вклад в общую структуру. Внутреннее содержание библеизмов придает тексту национальный колорит и оттенок, соответственно разные типы библеизмов по–разному отображают культуру. Анализ ФЕБП на примере рассказов У.С.Моэма позволяет сделать вывод о том, что фразеологический состав языка тесно связан со стереотипами и эталонами, он не только воспроизводит элементы и черты культурно-национального понимания, но и формирует их.
В ходе исследования художественных текстов английского писателя XX века У.С.Моэма «66 коротких рассказов» было обнаружено и проанализировано 50 ФЕБП и их русских аналогов (переводных вариантов, соответствий), представляющих особый интерес для анализа. Данное исследование учитывает следующие аспекты анализа:
– семантический
– контекстологический
– формально-грамматический
– стилистический
– денотативный.
Первый этап работы – сбор ФЕ, второй этап был посвящен следующим задачам:
1)определить лексическое значение ФЕБП;
2)установить контекстное значение ФЕБП;
3)установить фрагменты в произведении ФЕБП;
4)сопоставить объемов выражения ФЕ в оригинале и переводе (план выражения);
5)установить стилистическую специфику (окраску, маркированность) и денотативное сопоставление ФЕ-оригинала и ФЕ–перевода.
Третий этапа работы – анализ ФЕБП. Материалом являются фразеологические дублетные единицы, состоящие из ФЕ-оригинала и ФЕ-переводного аналога. Анализ показал, что из 50 ФЕБП:
1)в семидесяти трех процентах случаев план выражения ФЕ-оригинала больше чем ФЕ-перевода, в двадцати одном меньше, а в шести равен друг другу (диаграмма 1);
2)стилистическая маркировка шестидесяти процентов ФЕ художественная, двадцати двух нейтральная и шестнадцати разговорная (диаграмма 2);
3)денотативным ядром в шестидесяти девяти процентах случаев является вся фраза, в двадцати одном одно слово и в десяти все словосочетание (диаграмма 3). Информация представлена в виде таблиц в приложении 4.
Диаграмма 1 «План выражения»

Диаграмма 2 «Стилистическая маркировка»

Диаграмма 3 «Денотативное ядро»

Данные исследования показали:
1) в русском языке контекстуальное значение ФЕБП чаще уже, чем лексическое значение, а в английском языке наоборот, лексическое значение шире контекстуального;
2) в ряде случаев при переводе с английского на русский язык производятся лексические замены в контекстуальном значении (ФЕБП 27 – a black sheep, ЛК – «белая ворона, отстающий от группы или общества человек», КЗ – «паршивая овца»);
3) в зависимости от опыта и художественного стиля переводчика варьируется синтаксическая и эмоциональная передача текста на русский язык;
4) денотативный анализ показывает, что в большинстве ФЕБП – денотативным ядром является все словосочетание.
Библеизмы рождаются в результате событий, ощущений, которые тесно связаны с самим человеком, с поведением людей в обществе. Таким образом, «идиоматика, в отличие от слов, прямо отражает когнитивную деятельность членов языкового коллектива, основанную на наивном представлении о мире носителей языка, на их отношении друг к другу, к тому, что происходит с ними в этом мире» [Чернадцева 1996, 66].
Можно сделать вывод, что в английском и русском языках присутствует общность многих библейских «сюжетов», а так же отметить, что каждый язык сумел найти свои языковые средства для обозначения данных историй и псалмов; средства тесно связаны с окружающей реальностью: природой, климатом, образом жизни. Библеизмы как воплощение сбора реальности не только обозначают (пересказывают) реальность, но и дают ей оценку, содержат мораль. Необходимо отметить, что данный анализ позволил глубже понять культуру русской и английской нации, сопоставить образы и реалии, которые позволяют расширить кругозор.
Концепты и отдельные смыслы «идеальные сущности», сформированные в «сознании человека» [И.С.Стернин А.С. 2001, 75-77] и отражающие информацию об этом мире, рассматриваются в качестве составляющей концептуальной системы. Концептосфера выступает, по мнению Р.И.Павилениса, как система мнений и знаний представлений о мире, отражающая познавательный опыт человека. Национальное различие концептов можно разделить на два аспекта: национальное различие в содержании близких концептов (1) и наличие несовпадающих концептов народа (2). Примеры:
1. The bread one’s cast upon the waters – «Быть вознагражденным за что-то».
2. Truly the ways of fate were inscrutable – «Воистину, неисповедимы пути Господни».
В ходе анализа выявлена специфика в концептах различных культур, она проявляется в том, что сопоставимые концепты не полностью совпадают по своему содержанию, что указывает на специфичность и ментальность таких концептов. Вследствие этого появляется задача – как передать данный концепт на язык перевода?
Таким образом, на примере произведений С.У.Моэма можно сказать, что нет одинаковых образов сознания, отображающих одинаковую реальность и понимание ее, не всегда возможно перенести «без потерь» образ одного языка в другой, сохраняя при этом все элементы национально-культурной специфики.

3.2 Межъязыковые различия фразеологических единиц на примерах произведений С.У.Моэма
Рассматривая национально-культурную специфику фразеологизмов, целесообразно осветить тему плана содержания ФЕБП, план содержания у единиц разных языков различен по определению. В плане содержания фразеологизмов выделяют два мотивированных аспекта: актуальное значение и образная составляющая. Рассмотрим некоторые фрагменты в произведениях У.С.Моэма с употреблением ФЕБП:
1. I haven’t seen her for donkey’s years. I’d like to see her again and have a chat about old days (W.S. Maugham, ‘Cakes and ale’). – Я не видела Мэри Энн целую вечность. Мне хотелось бы встретить ее и потолковать о былых временах (У.С.Моэм, «Пироги и пиво», перевод А.Кунина).
Ассоциации, которые вмещает денотат donkey’s years – долгое время, целая вечность, составляют великую трудность для перевода компонента на русский язык; для понимания языковой игры необходимо обладать культурно-исторической информацией.
2. I had to bit my lip to prevent myself from laughter. What he said had a hateful thuth in it, and another defect of my character is that I enjoy the company of those however depraved who can give me a Roland for my Oliver (W.S. Maugham, ‘The Moon and Sixpence’). – Я закусил губу, чтобы не расхохотаться. Стрикленд высказал роковую истину. Еще одним недостатком моего характера является то, что мне нравятся люди пусть дурные, но которые за словом в карман не лезут. (У.С.Моэм, «Луна и грош», перевод А.Кунина).
В данном случае необходимо знать имена собственные Роланд и Оливер, которые встречаются в художественном произведении средневековья. Единоборство крестоносцев не привело к победе не одного из них, ибо силы были равными. Выражение to give smb. a Roland for an Oliver обозначает дать кому-либо достойный ответ, ответить ударом на удар. Таким образом, фразеологизмы становятся культурными стереотипами.
3. Mrs. Dot. He certainly has every advantage over poor Freddie who is nobody in particular and hasn’t a penny to bless himself with (W.S. Maugham, ‘Mrs. Dot’). – Миссис Дот. У Джеральда все преимущества перед беднягой Фредди. Фредди ничего собой не представляет, у него и гроша ломанного нет за душой (У.С.Моэм, «Миссис Дот», перевод А.Кунина).
Носителю русского языка хорошо известен символ минимальной денежной единицы, поэтому, не составляет труда подобрать эквивалент. Сущность низшей ступени в иерархии ценностей в русском языке обозначается с помощью минимальных денежных единиц, русская идиома – «грош цена, гроша ломанного не стоит».
4. ‘Do you really care a twopenny damn if Blanche Stroeve is alive or dead?’ (W.S. Maugham, ‘Mrs. Dot’). – «Неужели вам и в правду все равно, жива или умерла Бланш Струве?» (У.С.Моэм, «Луна и грош», перевод А.Кунина).
Фразеологизм care a twopenny обозначает совершенно не интересоваться, не беспокоиться, ни в грош не ставить.
На примерах произведений У.С.Моэма проиллюстрируем зависимость между пониманием иноязычных фразеологизмов и наличием в языке перевода их эквивалентов.
1.‘know the ropes’ – «знать канаты», эквивалент «быть в курсе дела, понимать суть дела». The thing to do would be to act there in other managements for three or four years first; one’s got to know the ropes (W.S. Maugham, ‘Theater’, ch.3). – Самое верное года три – четыре поиграть в чужих труппах, нужно разведать все ходы и выходы (У.С.Моэм, «Театр», гл.3, перевод Г.Островской).
2. ‘collect one’s together’ – «собраться с чьим-то умом», эквивалент «иметь способность здраво мыслить». She had spoken instinctively to give herself time to gather her with together (W.S. Maugham, ‘Up at the villa’, ch.5). – Оставалось лишь собраться с мыслями и не показать ему своего испуга (У.С.Моэм, «Вилл ан а холме», гл.5, перевод А.Кудрявицкого).
3. ‘find one’s feet’ – «найти свои ноги», эквиваленты «иметь возможность освоиться», «найти свое место в жизни». Morton had charm. I had had no doubt that in a day or two he would find his feet (W.S. Maugham, ‘Virtual’). – Мортен не лишен очарования. У меня не было сомнений, что через день – два он освоится в Лондоне (У.С.Моэм, «Порядочность», перевод И.Гуровой).
4. ‘make old bones’ – «сделать кости старыми», эквивалент «дожить до глубокий старости». She began to cry, while the doctor to look at her gravely he thought she too had the type; she would not make old bones either (W.S. Maugham, ‘Of human Bondage’, ch.81). – Женщина заплакала и доктор пристально на нее посмотрел: ему казалось, что и у нее чахоточный вид, ей тоже не дожить до старости (У.С.Моэм, «Бремя страстей человеческих», перевод Е.Голышевой и Б.Изакова).
5. ‘keep one’s head’ – «сохранить свою голову», эквивалент
сохранить спокойствие духа, хладнокровие». The situation was serious, but he kept his heads (W.S. Maugham, ‘The door of opportunity’). – Положение было серьезное, но Олбан не терял присутствие духа (У.С.Моэм, «Открытая возможность», перевод Е.Бучацкой).
Рассмотрим широкоупотребляемые в русском языке идиомы с денотативным ядром «смерть»: закрывать навеки глаза (1), уснуть вечным сном (2), уйти в мир иной (3), уйти на тот свет (4), приказать долго жить (5), откинуть копыта (6), сыграть в ящик (7), дать дуба (8), протянуть ноги (9), отправиться кормить червей (10) и др. Все идиомы описывают представление о смерти, идиомы 1,6,9 указывают на внешние признаки смерти. Примеры 3,4 свидетельствуют о вере в загробную жизнь и о знакомстве с христианской доктриной, примеры 2 и 5 эвфемизмы со стилистической окраской. Пример 10 свидетельствует о негативной окраске по отношению к денотативному ядру «смерть».
Сравнивая денотативное ядро «смерть» в русском и английском языках, можно отметить, что наряду с некоторыми сходствами, можно выявить исконно английскую ментальность. Например: go west – уехать на запад, be gathered to one’s fathers – отправиться к праотцам, to kingdom come – да прибудет царствие Твое, kick the bucket – оттолкнуть ведро, повеситься, depart from life – уйти из этой жизни, die in one’s boots, die harness – умереть за работой, Drop off the hooks – сорваться с крючков, протянуть ноги и др. Можно отметить, что приведенные идиоматические выражения принадлежат к библейским мотивам и обладают национально-культурной спецификой. Приведем фрагменты произведений с вышеперечисленными идиомами.
1. My dear Philip, I regret to inform you that your dear Aunt departed this life early this morning. She died very suddenly, but quite peacefully (W.S. Maugham, ‘Of Human bondage’, ch. 51). – Дорогой Филипп! С прискорбием извещаю тебя, что сегодня рано утром твоя дорогая тетя покинула сей бренный мир! Умерла она внезапно, но без всяких страданий (У.С.Моэм, «Бремя страстей человеческих», гл. 51 перевод Е.Голышевой и Б.Изакова).
2. Our connections in the hotels has gone west, and the business is finished anyway (W.S. Maugham, ‘Gigolo and Gigolette’). – Связи в отелях мы растеряли, да и вообще со старым покончено (У.С.Моэм, «Джиголо и Джиголетта», перевод И.Бернштейн).
3. Ivy’s promised me that when I hand in my checks she’ll come back here. She knows the people and she won’t be so lonely (W.S. Maugham, ‘Sanatorium’). – Айви обещала мне, что, когда меня не станет, она вернется сюда. Она многих знает здесь, и не будет чувствовать себя такой одинокой (У.С.Моэм, «Санаторий», перевод А.Кунина).
Принимая во внимание метафорическую модели Дж.Лакоффа (человек – это сосуд Божий) денотативное ядро «смерть» может быть проанализировано иначе. А именно: у человека есть душа, человек умирает – сосуд (кувшин) разбивается, душа покидает тело умершего и возвращается к Творцу.
В теории перевода одной из самых сложных проблем является «проблема единицы перевода», существуют самые разные мнения на этот счет, включая саму возможность существования данной единицы. Многие ученые пытаются выделить единицу перевода, В.Н.Комиссаров, в качестве единицы перевода принимает любую уже выделенную единицу (единицы) в языкознании, либо выделяет совершенно новую переводческую единицу. «Поскольку перевод – это процесс двуязычной коммуникации, то необходимо решить, должны ли единицы перевода выделяться в одном из языков, учавствовавших в этом процессе, или они должны представлять собой какое-либо отношение между отрезками текстов оригинала и перевода» [В.Н.Комиссаров 1973, 185-186].
В концепции Л.С.Бархударова фразеологизмы представляют собой частные случае перевода на уровне словосочетаний и на уровне предложений, а также на уровне слов. Более того, он допускает возможность пословного перевода ФЕ, когда ИЯ и ПЯ имеют обороты с совпадающей внутренней формой [Л.С.Бархударов 1975, 181], например, to look like Delilah – «быть Далилой (предательницей)».
Перевод целого произведения и его частей не выполняется в виде одного акта, поэтому переводчик последовательно переносит отдельные фрагменты текста (предложения, абзацы); данные фрагменты обладают стилистической значимостью и становятся объектами, единицами перевода. Отметим, что единицей перевода является не только сам фразеологизм, а фразеологизм в определенном контексте, в соответствующем активном смысле.
При рассмотрении ФЕБП на примерах произведений У.С.Моэма, можно сделать следующие выводы:
1) в большинстве фразеологизмов, прослеживаются «следы» национальной культуры, которые выявляются во многих случаях перевода;
2) культурная информация и внутренне содержание ФЕБП, которая, являясь образным представлением о мире, придает ФЕБП культурно-национальный колорит;
3) по результатам анализа можно заключить, что наблюдаются совпадения или незначительные различия в количестве и экспрессивных свойствах ФЕБП. Перевод ФЕБП осуществляется как семантико-структурные целые единицы;
4) фразеологизм как единицу перевода не следует оценивать только с точки зрения структурно-грамматических критериев, так как один и тот же оборот может воплотиться в тексте по-разному; эти различия носят как системно-языковой, так и речевой характер.
Ж.-П.Вине и Ж.Дарбельне указывают, что перевод и сопоставительная стилистика неотделимы друг от друга, так как всякое сравнение должно основываться на эквивалентных данных. Сопоставительная стилистика опирается на перевод для выведения сопоставительных законов; переводчик использует законы сопоставительной стилистики, чтобы строить свой перевод [Vinay, Darbelnet 1965, 21].

Выводы по третьей главе
1. Анализ материала свидетельствуют, что в современном переводоведение единицей перевода является не столько ФЕ, сколько ФЕ в контексте в соответствующем смысле.
2. В процессе исследования была создана следующая модель лингвосопоставительного анализа ФЕБП:
1) определение лексического значения ФЕБП;
2) установление контекстного значения ФЕБП;
3) установление фрагмента в произведении ФЕБП;
4) сопоставление объемов выражения в оригинале и переводе (план выражения);
5) установление стилистической специфики (маркированности) и денотативного сопоставление ФЕ-оригинала и ФЕ–перевода. Приложение 3.
3. Анализ денотативной семантики ФЕ-оригинала и его аналога в русском языке позволил выявить пары, опорных денотатов, входящих в денотатные ситуации ФЕ-оригинала и ФЕ-аналога. Сравнительный анализ ФЕБП позволяет, во-первых, установить их тематические особенности, а во-вторых, определить предметно-денотативный дифференциал ФЕ-оригинала и его аналога в русском языке.
4. Комплексное, сопоставительное исследование 50 ситуаций, отображенных ФЕ-аналогов, показывает, что в целом данные ситуации относятся к одним и тем же сферам денотативного пространства английского и русского языка, среди которых, наиболее широко и полно представлены социосфера и зоосфера. На основе исследований дипломной работы, посвященной сопоставлению ФЕБП в произведениях У.С.Моэма, с учетом лексического, семантического и денотативного пространства, можно сделать вывод, что между английским и русским фразеологическим пространством наблюдается единое семантическое (смысловое) поле. Данное поле формируется и выражается единицами несовпадающими друг с другом в лексическом и денотативном пространстве, что обнаруживает очевидную специфику национально-культурного компонента фразеологической семантики.

 

 

 

Заключение
Библейские истории всегда привлекали ученых, историков, языковедов, писателей, философов и социологов, так как «Книга книг» является богатейшим ресурсом европейской культуры. Как прописная истина, «священное слово Божие» Библия несет печать нерушимости, весь текст ее книг оценивается как «воплощение святости». С течением времени, благодаря различным переводам и составлениям новых версий Библии, употребления библейских цитат узусом, образовался особый тип фразеологизма – ФЕБП.
ФЕБП представляют собой особые устойчивые выражения, которым свойственна вариативность компонентов, синонимия и антонимия, многозначность, которые подчеркивают особый статус фразеологизмов в языке.
В дипломной работе, посвященной исследованию английских фразеологических единиц библейского происхождения на основе произведений У.С.Моэма «66 коротких рассказов», были в полном объеме выполнены следующие задачи:
1.определены типы ФЕБП;
2.проанализированы основные этапы и варианты перевода Библии на английский и русский языки;
3.проанализирована топология изучения библеизмов;
4. создана модель лингвосопоставительного анализа библеизмов;
5. проанализированы 50 ФЕБП по произведениям У.С.Моэма с точки зрения их денотативных, лексико-семантических, структурно-грамматических характеристик.
Выводы:
1. Вопрос о причислении того или иного выражения к библеизму решается исследователями исходя из широкого или узкого понимания ими фразеологии в целом. В настоящей работе мы придерживаемся узкой точки зрения на объем фразеологии, считая предметом нашего исследования сопоставление английских и русских библеизмов (словосочетания, обладающие переосмысленным значением, центрально предикативные выражения, значение которых переосмыслено частично) по произведениям У.С.Моэма. По этой причине остальные языковые единицы (пословицы, поговорки) не вошли в объем фразеологических единиц.
Библеизмы представляющие собой фразеологизмы в широком смысле не однородны по характеру связи с библейским источником, в результате чего можно выделить три типа ФЕБП: 1) единицы, выступающие в качестве готовых ФЕ в тексте Библии, т.е. кальки; 2) единицы, появившиеся в результате переосмыслений, значений свободных словосочетаний Священного Писания; 3) аллюзивные выражения, не имеющие в первоисточнике данного лексического состава, но семантически связанные с библейскими текстами. Библеизмы могут быть мотивированными и немотивированными, в зависимости от объема фоновых знаний, которыми обладает индивид (переводчик).
2. Появление новых переводов Библии свидетельствует о желании общества сохранить культурно-религиозную преемственность поколений и о существовании в нем интереса к информации, заложенной в данном тексте, владение которой говорит о культурной грамотности индивида (переводчика).
Канонический англоязычный вариант перевода Библии является – Библия Короля Якова I. Русский канонический перевод – Синодальный перевод Библии, состоящий из 66 книг Старого и Нового Завета (Приложение 1,2). Распространение многочисленных «разъясняющих» современных переводов Библии свидетельствует об изменениях, происходящих в обществе вообще и в языке в частности. Новые переводы создаются для определенных классов общества, т.е. на лицо своего рода «цепная реакция», при которой трансформации в обществе ведут за собой трансформации в языке.
Новые переводы, порывающие с текстами канонических версий и искореняющие библейскую идиоматику, характеризуются языковой бедностью и скучностью; текст сводится к «скудному пересказу». В связи с вышесказанным, нередко переводчики перестают быть хранителями знаний и связующим звеном, а все чаще превращаются в разрушителей традиций, исказителей смысла.
Авторы «экстремальных» переводов Библии вводят в текст вместо ФЕПБ их развернутые, почти энциклопедические определения, что выглядит чересчур громоздко. Так переводчики пытаются решить проблему двусмысленности, теряя эстетическое достоинство. Устаревшие слова, входящие в состав устойчивых библейских оборотов и воплощающие в себе возвышенный стиль текста, искореняются ФЕПБ, являющиеся полноправными единицами современной речи и несущие на себе печать особой глубины, образности утрачиваются, что в свою очередь ведет к падению общего культурного уровня аудитории. В настоящее время, целый пласт фразеологии, таящий в себе богатейшие знания, связанные с многовековой культурной традицией, окончательно превращается в «книгу за семью печатями».
3. Существуют различные подходы к изучению ФЕБП, основным и опорным методом является – топологический метод. В дипломной работе данный метод предполагает не просто сопоставление библеизмов двух языков, а выявление инварианта на основе изучения реально бытующих в речи вариантов.
Преимущество топологического подхода заключается в том, что благодаря научному сопоставлению конкретного с абстрактным, топология видит весь процесс бытования библеизмов как постепенный переход с этического на эмический уровень, от речи к языку, и не столь существенно, на каком именно этапе этого процесса индивид (переводчик) находит каждое отдельное выражение в тот или иной момент времени.
При сопоставлении и изучении значительного числа вариантов той или иной единицы, бытующей в реальных контекстах ее воспроизведения, включительно и первоисточник, обязательно учитывается форма, содержание и функция данной единицы, т.к. ее инвариант складывается из структурного, семантического и функционального триединства.
4. В процессе исследования была создана следующая модель лингвосопоставительного анализа ФЕБП:
1)определение лексического значения ФЕБП;
2)установление контекстного значения ФЕБП;
3)установление фрагмента в произведении ФЕБП;
4)сопоставление объемов выражения ФЕ в оригинале и переводе (план выражения);
5)установление стилистической специфики (маркированности) и денотативного сопоставление ФЕ-оригинала и ФЕ-перевода (Приложение 3).
5. Анализ денотативной семантики оригинала и его аналога в русском языке позволил выявить пары, опорных денотатов, входящих в денотатные ситуации ФЕ-оригинала и ФЕ-аналога в русском языке. Сравнительный анализ ФЕБП позволяет, во-первых, установить их тематические особенности, а во-вторых, определить предметно-денотативный дифференциал ФЕ-оригинала и его аналога.
Комплексное, сопоставительное исследование 50 ситуаций (ФЕБП), показывает, что в целом, данные ситуации относятся к одним и тем же сферам денотативного пространства английского и русского языка, среди которых, наиболее широко и полно представлены социосфера и зоосфера. На основе исследований дипломной работы, посвященной сопоставлению ФЕБП в произведениях У.С.Моэма, с учетом лексического, семантического и денотативного пространства, можно сделать вывод, что между английским и русским фразеологическим пространством наблюдается единое семантическое (смысловое) поле. Данное поле формируется и выражается единицами несовпадающими друг с другом в лексическом и денотативном пространстве, что обнаруживает очевидную специфику национально-культурного компонента фразеологической семантики.
Результаты исследования доказали, что слова-денотаты – наиболее яркие и запоминающиеся компоненты, несущие в себе инвариантное значение всего библейского высказывания подвергаются в современных переводах замене на нейтральные синонимы. При данном подходе на свет получаются лишенные семантической образности фразы, что ведет к упадку полифонии и синкретизма, «тускнеет» стиль устойчивых оборотов, теряется образность и глубина сакрального текста.
 

 

 

Библиография
1.Полубиченко Л.В., Филологическая топология: вчера и сегодня, дис. д-ра филол. наук. – М., 1991.
2.Полубиченко Л.В., Филологическая топология: теория и практика, автореф. дис. д-ра. филол. нау. – М., 1990.
3.Кунин А.В., Фразеология современного английского языка (опыт систематизированного осмысления), – М., 1972.
4.Кунин А.В., Основные понятия фразеологии как лингвистической дисциплины и создание англо-русского фразеологического словаря, автореф. дис. д-ра филол. наук, – М., 1964.
5.Кунин А.В., Курс фразеологии современного английского языка, уч. пособие, 2 издание, – М., Высшая школа, 1996.
6.Конева А.П., Английские фразеологические единицы библейского происхождения в языке и речи, автореф. дис. д-ра филол. наук, – М., 2009.
7.Арнольд И.В., Лексикология современного английского языка: Учеб. для ин-тов и фак. иностр. яз.- 3-е изд., перераб. и доп., – М., 1986.
8.Арютюнова Н.Д., Образ, метафора, символ в контексте жизни и культуры. Филологические исследования, – М.; Л.: Наука, 1990.
9.Беляевская Е.Г., Семантика слова, – М., 1987.
10.Берлизон С.Б., Специфика семантики фразеологических единиц и роль структурных компонентов в ее определении. Семантическая структура слова и фразеологизма: сб. науч. статей, – Рязань, 1980.
11.Брагина Н.Г., Фразеологизмы с прагматическим компонентом значения: толкование и культурный комментарий. Междунар. науч. конференция. Славянская фразео-гия и прагматика, 2006.
12.Виноградов В.В. Основные типы лексических значений слова, – М., 1953.
13.Виноградов В.В. Об основных типах фразеологических единиц в русском языке. Под ред. Обнорского С.П., – М.- Л., 1974.
14.Вокуров В.Н., Метафорическая природа фразеологических единиц. Филологические науки, №4, 1981.
15.Вострякова Н.А., Оценочность как компонент номинативной структуры слова и фразеологизма. Взаимодействие языковых уровней в сфере фразеологии: доклад, – Волгоград, Перемена, 1996.
16.Дементьева Г.Я. Семантико-стилистические особенности фразеологических выражений в современном русском языке, – Алма-Ата, 1955.
17.Жуков В.П., Семантика фразеологических оборотов. – М., 1978.
18.Карманова З.Я., О содержании внутренней формы слова, журнал «Мир лингвистики и коммуникации» № 2(11), 2008.
19.Кравцов С.М., Функционально-семантический анализ фразеологии в научно-популярном тексте, автореф. дис. канд. филол. наук – Л, 1990.
20.Ломов А.М., Языковая мотивированность и языковая игра. Ломов А.М., Бабушкин А.П., Эссе о социальной власти языка, – Воронеж, 2001.
21.Мелерович А.М., О некоторых особенностях фразеологического значения (материалы VIII конференции препод. рус.языка пед. институтов Московской зоны, вып. 2), – М., 1973.
22.Никитин М.В., Курс лингвистической семантики. СПб., 1996.
23.Реформатский А.А., Лингвистика и поэтика, – М., 198.
24.Руберт И.Б., Антропоцентризм в концептуализации фаунистических понятий, – М., МГПУ, 1997.
25.Комиссаров В.Н., Общая теория перевода. Лекция 5. Лингвистическое переводоведение, – М., 1977.
26.Харазиньска И., Библеизмы в русской фразеологии, диссертация, – Ростов-на Дону, 1987.
27.Тихомирова Б.А., К истории отечественной Библии, – М.: Российское Библейское Общество, 2006.

Словари:
1. Кунин А.В., Англо-русский фразеологический словарь, – М., 1984.
2. Загота М.Г., Англо-русский фразеологический словарь, – М., 2004.
3. Английские идиоматические словари Oxford Dictionary of English idioms (2008) и Longman Dictionary (2008).

Электронные ресурсы:
1.http://www.kingjamesbibleonline.org/search.php?q=turned+to+Good+and+good+works&hs=1
2. http://www.jw.org/en/publications/dramatic-bible-readings/
3. http://www.pravoslavie.ru/
4. http://www.pravmir.ru/

 

 

 

 

 

Запись опубликована в рубрике Бесплатные материалы: рефераты и курсовые. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>