Правила применения лексико-семантических трансформаций

 Правила применения лексико-семантических трансформаций

1. Сужение значения применяется в тех случаях, когда исходная единица обладает высокой степенью информационной неопределенности и в значительной мере зависит от контекста. При этом практически переводится не столько само слово, сколько конкретный вариант его значения в определенном контексте.

2. Расширение исходного значения допускается в тех случаях, когда переводящее слово отличается большей степенью информационной неопределенности, которая в достаточной мере упорядочивается данным контекстом.

3. Эмфатизация или нейтрализация исходного значения определяются, главным образом, такими социолингвистическими факторами, как расхождение в традициях эмоционально-оценочной информации и требуемое переводящей культурой выделение или, наоборот, приглушение данного слова в данном контексте. Пример эмфазы: 

4. Описание значения исходной единицы применяется в условиях отсутствия регулярного словарного соответствия или при несовпадении смысловых функций соответствующих единиц в исходном и переводящем языках. Описание должно быть предельно кратким и в идеале приближать по своим качествам к отдельному слову или фразеологической единице таким образом, чтобы оно могло употребляться в тексте без искусственной единицы, создаваемой в таких случаях либо с помощью транскрипции, либо калькирования, когда это по каким-либо соображениям неуместно в пределах данного текста.

5. Переводческий комментарий следует рассматривать как дополнительный прием, сопровождающий слова, переведенные с помощью любого способа лексико-семантической трансформации, но при этом требующие расширенного пояснения, например, если толковые словари не дают вокабулы, достаточно глубокой для данного контекста, или само понятие вообще отсутствует или трактуется иначе в переводящей культуре.

 

Лексико-семантическая трансформация – сужение 

1. There we are likely to see an inhospitable land of rocks and crazily precipitous crags and mountains under a big sky.

2. The tree also is sitting quietly, doing nothing; actually all parts of the cosmos are doing the same thing – being.

3. The millennia pass and the big round eyes of fish stare at the various shapes in this corner of the subaqueous universe.

4. When we, human beings, can stop using language or when we can use it to cope purely and only with the present moment, we find that the quality of our living is changed.

5. When we sit quietly with the same unselfconscious concentration, we also generate organismal joy.

6. Eight hundred years ago Toba, a Japanese artist, painted a long scroll with many scenes of apes and frogs and rabbits and deer frolicking; in this scroll, for example, a frog sits cross-legged in a ‘sacred’ place, as if he were the Buddha or a Buddhist abbot.

1/ Вероятно, мы можем увидеть там суровую, скалистую страну с чудовищно-крутыми утесами и горами под куполом неба.

2/Дерево потихоньку растет, все неподвижно: в действительности весь космос делает то же самое -существует.

3/ Проходят тысячелетия, а большие, круглые глаза рыбы так же всматриваются в  очертания уголков подводного мира.

4/ Если мы – человечество, переставим пользоваться языком (как средством общения) или общаться исключительно в отдельных моментах, мы обнаружим, что качество нашей жизни изменено.

5/ Сидя неподвижно, погрузившись в бессознательное состояние, мы получаем физическое расслабление.

6/ Восемь лет тому назад Тоба, японский художник, создал забавные сюжеты в картинках с разными животными: обезьянами, лягушками, кроликами и оленями. Например, лягушка восседает на алтаре, сложив лапки «по-турецки», будто она – Будда или буддийский монах.

 Лексико-семантическая трансформация – расширение

Современные сказочники, эти творцы и носители русской сказки, чрезвычайно разнообразны по своему репертуару, по характеру творчества, мировоззрению и по манере рассказывания. Одни из них идеализируют патриархальную старину, другие резко критикуют старые устои. Одни любят эпические повествования о богатырских подвигах или волшебные сказки о борьбе чудесного героя с темными силами сказочного царства, другие предпочитают ловкого солдата и сатирические рассказы о жадном барине или сластолюбивом попе, которых беспощадно высмеивают. Одни сказочники спокойно и бесстрастно ведут свое мерное повествование, другие рассказывают сказку «на разные голоса», разыгрывают ее. Одни твердо держатся традиции сказочного канона и стремятся передать сказку точно так, как они слышали ее; другие дают свободу своему дару импровизации и каждый раз как бы заново творят сказку, создавая все новые и новые ее варианты.

Nowadays fairy tale writers (сказочники) are creators of Russian epics (былин), they have different imagination, technique, structure and manners of writing. Someone idealizes patriarchal structure of Russian epics (старина = былина), others criticize  old mentality. Someone loves epical chronic about  *bogatyrs’ epos, or fairytale’s heroes,  battles  with the powers of darkness’s hero of fairy kingdom. Others prefer stories about smart soldier or satirical stories about greedy barin*, voluptuous papa who is laughed at hard-eyed (беспощадно).  Someone tells unhurried stories, others roll-plaid them. Someone keeps traditional fairy tales’s canons and tries to represent story as they had heart it, others give some expression, improvise and create something new every time.

*Bogatyr-  epic character, hero of folk Russian legends, defender of Russia from its enemies

*Barin – lord, person from high Russian class

Запись опубликована в рубрике Теория трансформации. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>